Хвост как он есть: есть или не есть?

09 ноября 2015

Обгрызание хвостов (каудафагия, разновидность каннибализма) — одна из основных поведенческих проблем в свиноводстве. Обгрызание хвостов напоминает эпидемию: раз возникнув, эта проблема с высокой вероятностью повторится в дальнейшем.

Большинство стран практикует ампутацию хвостов для борьбы с каудафагией, отрицательно сказывающейся на благополучии животных. Одной из таких стран является Дания, хотя в остальных странах Северной Европы, в частности, Финляндии, Швеции и Норвегии, ампутация хвоста запрещена. Таким образом, северные страны представляют собой интересную область для исследований.

Объединенная группа исследователей из Северной Европы начала изучение этой проблемы в рамках междисциплинарного проекта, финансируемого Объединенным Комитетом по исследованиям в сельском хозяйстве и пищевой технологии Северной Европы. Основной целью исследования было получить представление о биологических механизмах, лежащих в основе обгрызания хвостов, и предложить способы снижения риска обгрызания хвостов c помощью экономически оправданных и не приносящих вреда животным методов. Представляем наиболее интересные результаты исследований. 

Агрессоры и жертвы: много общего

Существует биологический механизм, повышающий вероятность того, что животное станет каннибалом или жертвой каннибализма. Изучение активности автономной нервной системы (АНС) свиней с разным поведением показало, что и каннибалы, и жертвы каннибализма могут иметь дисфункцию регуляции АНС. У жертв имелись признаки более сильного стресса, что может быть связано с нанесенными покусами, однако может оказаться и причиной покусов другими животными. У жертв наблюдалась общая «болезненная реакция», различные взаимосвязанные заболевания и подавление выработки гормона щитовидной железы Т3. У каннибалов также наблюдался более выраженный хронический стресс, чем у контрольных животных, что подтверждает гипотезу о том, что стресс может стать причиной каннибализма. Кроме того, травмированные хвосты чаще встречались у свиней с генетически обусловленным недостаточным суточным привесом. Свиньи из станков, где отмечается каннибализм, отличаются от свиней из станков, где он отсутствует, по содержанию определенных минеральных веществ, аминокислот и морфологии тощей кишки, что может быть связано с повышенным стрессом или снижением потребления корма. У свиней с травмированными хвостами повышается вероятность других заболеваний по сравнению со свиньями с неповрежденными хвостами, а травмы хвоста часто появляются одновременно с другими заболеваниями.

А что же «примерные» свиньи?

У нейтральных свиней отмечены различия в экспрессии 18 генов, в том числе:

  • генов, обусловливающих сниженное содержание жира в организме, то есть, нейтральные свиньи были жирнее свиней остальных категорий;
  • генов, влияющих на общественное поведение, то есть, такие свиньи проявляли меньше внимания по отношению к своим сородичам;
  • генов, влияющих на стремление к исследованию чего-то нового, а также различия в содержании нейро-медиатора дофамина в головном мозге.

Нейтральные свиньи в станках, где были животные-каннибалы, проявляли больше интереса к обследованию предметов в станке. Таким образом, особенности зоопсихологии свиней создают условия для каннибализма — месть малых и слабых сильным и большим. Как правило, кусают хвосты маленькие и более слабые поросята. И кусают они более крупных и более сильных сородичей. Получается, что все начинается со своеобразной мести слабых и обиженных сильным и спокойным. Например, поросята, которых более сильные родственники отталкивают и отгоняют от кормушки, начинают кусать сзади за хвост своего обидчика, пока тот занят важным делом — поглощением пищи.

Ампутация — не выход

Исследования показали: ампутация хвостов не является оптимальным решением проблемы каннибализма. Ампутация хвоста лишь ограничивает риск его обгрызания и эффективна только при условии удаления значительной части хвоста. Но ампутация 50% или более от длины хвоста вызывает боль, сохраняющуюся не менее 6 ч после операции, и чем более радикальна ампутация, тем больше боли испытывает поросенок. Кроме того, чем короче культя хвоста, тем выше риск формирования невромы и, следовательно, гиперальгезии (повышенной болевой чувствительности и спонтанных болей). К тому же, ампутация хвоста влияет на социальное поведение свиней в старшем возрасте.

Обгрызание хвостов приводит к значительным экономическим убыткам, особенно если нарушает план откорма. Однако в большинстве случаев наиболее значимой причиной убытков становились ветеринарное обслуживание, дополнительные трудозатраты и браковка туш. Экономически выгоднее принять меры по предотвращению дальнейших случаев после обнаружения первого.

Есть ли альтернатива ампутации?

В Швеции законодательство запрещает обрезание хвостов и обязывает фермера применять подстилку, что снижает частоту обгрызания хвостов всего до 1-2%. А в Дании почти треть свиней (29%), содержащихся без подстилки и на решетчатых полах, страдает от обгрызания хвостов. Но в той же Дании при содержании свиней на сплошных полах без щелей и с под- стилкой обгрызание хвостов снижается до показателей Швеции (2%).

Очевидно, существуют факторы, защищающие свиней от каннибализма:

  • постоянный свободный доступ к корму и воде;
  • отсутствие резких различий в весе (при одинаковом возрасте);
  • наличие достаточной площади на 1 голову (не менее 1,2 кв.м, а лучше — 1,5 кв. м) — наиболее значимый фактор.

На современных свинокомплексах на одного поросенка на откорме выделяют максимум 1 кв. м. Если обеспечить свиньям пространство 1,5 кв. м на голову, не надо будет заниматься обрезанием. Более разнообразная среда обитания, определенно играет большую роль в уменьшении проблемы каннибализма.

Важно создать такую среду уже в подсосный период; по-видимому, это экономически оправданный способ снижения риска каннибализма в хозяйстве.

Anna Valros, Linda Keeling, Adroaldo Zanella, Karen Thodberg,Jarkko Niemi. «Tail biting and tail docking: Biology, welfare, economics».

http://www.pigprogress.net

http://master-svinovod.com

версия для печати